Мне подарили

Сообщества

20:54 11.10.2015
Наталия Платонова опубликовала запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Почему едут солдаты?

_do_slez_500x317От дома до детского садика — две трамвайные остановки. Можно проехать, можно пройтись пешком, разглядывая людей и машины.

Утром мы с дочкой всегда спешим, потому что опаздываем, и две остановки едем в трамвае, мимо здания службы тыла ВСУ, мимо желтого забора командования сухопутных войск, мимо КПП с пятнистым солдатом у ворот.

На остановке в трамвай вместе с нами заходит десяток бойцов, все в новых пиксельных камуфляжах, все молодые и смешно ушастые.
— Знаешь, почему едут солдаты? — спрашивает меня дочь, снизу вверх из трамвайной тесноты разглядывая бойцов.

— Почему? — интересуюсь.

— Потому что они нас защищают, — говорит дочь поучительным тоном. Говорит она по-детски громко, не стесняясь, перекрикивая шум и лязг трамвая. — Потому что они храбрые и сильные. И смелые конечно. Чтобы я в садик могла ходить, читать там, писать, и еще кушать кашу с котлетой, и еще спать. И другие мои друзья тоже. И другие детки. Во всех-всех детских садиках тоже. Поэтому вот солдаты едут.

Трамвай замолкает. Кто-то улыбается. Кто-то задумывается. Старушка на соседнем сиденье всхлипывает.

Бойцы напрягаются. У них заостряются уши и черствеют лица.

Остановка.

Бойцы дружно выходят из трамвая.

Строятся на остановке в шеренгу по два.

В трамвае становится свободнее, и дочка пробирается к окну и прижимается к стеклу носом, чтобы лучше их рассмотреть.

Бойцы дружно поворачивают к ней головы и вдруг по команде вскидывают руки к кепкам, отдавая честь.

Трамвай трогается. И мы едем мимо. А бойцы стоят, держат руки у козырьков, провожая дочь в окне взглядом и поворотом головы.

Метки: рассказ
14:10 15.09.2015
Наталия Платонова опубликовала запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

"Глухая жена" поучительная история

Один мужчина переживал, что его жена стала плохо слышать. И он решил, что ей нужно подобрать слуховой аппарат. Он не знал, как деликатно рассказать ей об этой проблеме, поэтому решил сначала обратиться к семейному врачу, чтобы обсудить с ним ситуацию.


Читать далее...

Метки: история, рассказ
23:44 03.05.2015
Наталия Платонова опубликовала запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

"Ёжик". Рассказ Григория Горина

Рассказ Григория Горина, который стоит прочитать каждому взрослому человеку.

Папе было сорок лет, Славику — десять, ежику — и того меньше.
Славик притащил ежика в шапке, побежал к дивану, на котором лежал папа с раскрытой газетой, и, задыхаясь от счастья, закричал:
— Пап, смотри!
Папа отложил газету и осмотрел ежика. Ежик был курносый и симпатичный. Кроме того, папа поощрял любовь сына к животным. Кроме того, папа сам любил животных.
— Хороший еж! — сказал папа. — Симпатяга! Где достал?
— Мне мальчик во дворе дал, — сказал Славик.
— Подарил, значит? — уточнил папа.
— Нет, мы обменялись, — сказал Славик. — Он мне дал ежика, а я ему билетик.
— Какой еще билетик?
— Лотерейный, — сказал Славик и выпустил ежика на пол. — Папа, ему надо молока дать..
— Погоди с молоком! — строго сказал папа. — Откуда у тебя лотерейный билет?
— Я его купил, — сказал Славик.
— У кого?
— У дяденьки на улице... Он много таких билетов продавал. По тридцать копеек... Ой, папа, ежик под диван полез...
— Погоди ты со своим ежиком! — нервно сказал папа и посадил Славика рядом с собой. — Как же ты отдал мальчику свой лотерейный билет?.. А вдруг этот билет что-нибудь выиграл?
— Он выиграл, — сказал Славик, не переставая наблюдать за ежиком.
— То есть как это — выиграл? — тихо спросил папа, и его нос покрылся капельками пота. — Что выиграл?
— Холодильник! — сказал Славик и улыбнулся.
— Что такое?! — Папа как-то странно задрожал. — Холодильник?!.. Что ты мелешь?.. Откуда ты это знаешь?!
— Как — откуда? — обиделся Славик. — Я его проверил по газете... Там первые три циферки совпали... и остальные... И серия та же!.. Я уже умею проверять, папа! Я же взрослый!
— Взрослый?! — Папа так зашипел, что ежик, который вылез из-под дивана, от страха свернулся в клубок. — Взрослый?!.. Меняешь холодильник на ежика?
— Но я подумал, — испуганно сказал Славик, — я подумал, что холодильник у нас уже есть, а ежика нет...
— Замолчи! — закричал папа и вскочил с дивана. — Кто?! Кто этот мальчик?! Где он?!
— Он в соседнем доме живет, — сказал Славик и заплакал. — Его Сеня зовут...
— Идем! — снова закричал папа и схватил ежика голыми руками. — Идем быстро!!
— Не пойду, — всхлипывая, сказал Славик. — Не хочу холодильник, хочу ежика!
— Да пойдем же, оболтус, — захрипел папа. — Только бы вернуть билет, я тебе сотню ежиков куплю...
— Нет... — ревел Славик. — Не купишь... Сенька и так не хотел меняться, я его еле уговорил...
— Тоже, видно, мыслитель! — ехидно сказал папа. — Ну, быстро!..
Сене было лет восемь. Он стоял посреди двора и со страхом глядел на грозного папу, который в одной руке нес Славика, а в другой — ежа.
— Где? — спросил папа, надвигаясь на Сеню. — Где билет? Уголовник, возьми свою колючку и отдай билет!
— У меня нет билета! — сказал Сеня и задрожал.
— А где он?! — закричал папа. — Что ты с ним сделал, ростовщик? Продал?
— Я из него голубя сделал, — прошептал Сеня и захныкал.
— Не плачь! — сказал папа, стараясь быть спокойным. — Не плачь, мальчик... Значит, ты сделал из него голубя. А где этот голубок?.. Где он?..
— Он на карнизе засел... — сказал Сеня.
— На каком карнизе?
— Вон на том! — и Сеня показал на карниз второго этажа.
Папа снял пальто и полез по водосточной трубе.
Дети снизу с восторгом наблюдали за ним.
Два раза папа срывался, но потом все-таки дополз до карниза и снял маленького желтенького бумажного голубя, который уже слегка размок от воды.
Спустившись на землю и тяжело дыша, папа развернул билетик и увидел, что он выпущен два года тому назад.
— Ты его когда купил? — спросил папа у Славика.
— Еще во втором классе, — сказал Славик.
— А когда проверял?
— Вчера.
— Это не тот тираж... — устало сказал папа.
— Ну и что же? — сказал Славик. — Зато все циферки сходятся...
Папа молча отошел в сторонку и сел на лавочку.
Сердце бешено стучало у него в груди, перед глазами плыли оранжевые круги... Он тяжело опустил голову.
— Папа, — тихо сказал Славик, подходя к отцу. — Ты не расстраивайся! Сенька говорит, что он все равно отдает нам ежика...
— Спасибо! — сказал папа. — Спасибо, Сеня...
Он встал и пошел к дому.
Ему вдруг стало очень грустно. Он понял, что никогда уж не вернуть того счастливого времени, когда с легким сердцем меняют холодильник на ежа.

Метки: рассказ, "Ёжик"
22:34 05.08.2014
Наталия Платонова опубликовала запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Утопленное добро

Были вчера в расположении АЗОВа, с теми, кто остался охранять базу в ожидании своих из боя в Марьино.

Видели глаза бойцов в тот момент, когда они узнали о погибшем...

А потом возвращались — как обычно, проезжая сквозь Урзуфский рынок с грохочущей попсовой музычкой и толпами накачанных пивом отдыхающих. И видели другие глаза — прозрачные бессмысленные глаза существ, которые даже собственных детей, лезущих под колеса проезжающих по рынку автомобилей, не замечают. Которые приехали спрятаться от войны, а заодно отдохнуть и повеселиться. Которые сходили там у себя на "референдум" в честь "свободы ДоМбаса от хунты", а после сказали: "мы за мир, а потому — против всех" — и дернули чуть западнее, пиво пить.

В освобожденном украинском Урзуфе их толпы, и у нас, в Бердянске, их толпы. "Беженцев" этих, которые "за мир". В южной Украине "высокий сезон" — его делают эти, "мы-за-мирные". Это они ездят по встречкам и паркуются вторым рядом — они привезли нам не только тягу к "миру" и свои пустые глаза, но и свои особые ПДД ДоМбаса. Это они расслабленно пошатываются, залезая прямо под колеса и не замечая проезжающих машин: как автомобилисты ДоМбаса привезли нам свои ПДД, так и пешеходы — свои ПДП (Правила ДоМбасского Пешехода, пупа Земли).

Процентовку я знаю — судя по звонящим мне тем, кто уехал оттуда и желает найти жилье здесь. Процентов 80 позвонивших — "мы-за-мир" и "против всех". Я их, таких, не беру, иногда получая в ответ на "мест нет" скандал с матюками: они не верят, что ДЛЯ НИХ у кого-то может не быть мест.

...Мы видели сперва глаза бойцов, узнавших о гибели своего товарища, а потом сразу — глаза ЭТИХ.

И понимали, что наши сейчас в бою (на тот момент бой еще не закончился) — сражаются за ЭТИХ. Освобождают города ЭТИХ от бандитов, ЭТИМИ и призванных на трон. Куча тварей захотела "быть услышанными", а потом сбежала с места боев, накачалась пивом и корчится в судорогах при виде украинского флага, флага тех, кто ценой своих жизней в эти минуты исправляет их ошибки.

А меня корчит сейчас от словосочетания "помощь беженцам" — помощь всем скопом беженцам, в большинстве — тем, кому надо было бежать в Ростов. Сколько добрых хороших людей скачут вокруг тварей, которые ненавидят украинскую армию, украинцев и все украинское, тащат им одежду и еду и успокаивают себя христианским подставлением другой щеки: да-да, пусть они плюют нам в лицо, мы все равно будем их спасать. Потому что — "делай добро и бросай его в воду".

ЭТИ беженцы — враги. Враги худшие, чем вооруженные ДНР-овцы — потому что ДНР-овцев в итоге закопают, а этой ползучей "мы-за-мирной" мрази ничего не сделаешь. Они останутся и по-прежнему будут требовать, чтобы их "услышали"... И из-за них в Украине будет еще много беды.

Из-за них погибли и продолжают гибнуть наши мальчишки-воины. И будут гибнуть еще долго — если мы, мы все не поставим ЭТИХ на место. Если мы наконец не поймем, что, помогая ЭТИМ, мы сами убиваем СВОИХ.

Поверьте, "добро, брошенное в воду" во время войны — это УТОПЛЕННОЕ ДОБРО.

-------------
P.S. И снова говорю: от НАШИХ донбассовцев я не откажусь никогда. Вчера именно донецкая девчонка из тех, кто живет сейчас у нас, делила с нами работу по поискам и закупкам снаряжения для АЗОВа, освобождающего Донбасс. У нее был полноценный рабочий день на телефоне, она попросила об этом сама. Она — и другие НАШИ — не говорят сейчас "мы-за-мир", хотя война идет прямо в их городе.

Да, мы все за мир, кто же из нас за войну. Только мир будет ПОТОМ. Если нам удастся его сохранить после того, как ребята его отвоюют...

Метки: рассказ, отдыхающие
10:29 08.04.2014

Я понимал, что ни милицию, ни «беркут» провоцировать не нужно. У них нет башни и лезть на рожон с тем же «беркутом» – глупо. У меня были ситуации с ними в жизни, я понимал, что лучше поднять руки вверх и их не трогать. Но когда милиция и «беркут» начали беспредельничать, применять оружие, при этом применили его первыми. Начали бить людей, я занял иную позицию. Потому что у «беркута» другая функция: схватить нарушителя и отвезти в РУВд, но не искалечить! А они начали бить людей, сажать в автобусы, стрелять резиной…

Почувствовали власть, а среди них много неуравновешенных людей, поэтому начался беспредел. И мне стало обидно, что такое возможно, за людей. Поэтому я туда пошел. Когда были митинги насчет Евросоюза, у меня были вопросы, а надо ли это вообще? Поэтому я не участвовал в митингах до момента, когда начали издеваться над людьми, стрелять. На Новый Год мне тоже не было понятно, потому что говорили о каких-то дорогущих концертах, меня это возмущало…

Охматдет, например, недостроенный, а тут какую-то группу хотели приглашать, не из дешевых. Пришел один на Майдан, одел камуфляж, только для того, чтоб не запачкать обычную одежду, не для пафоса. Взял лыжный шлем, дубинку милицейскую…у меня она как раз была. В первые же часы — мозги отключились. Сначала было необычно, но потом как-то так во все это влился, как будто каждый день вот так воюю. Пока на Грушевского стреляли — ездил несколько ночей подряд, а после того, когда последнюю ночь отстояли, я тогда еще гранату «словил»…, после этого начала появляться куча каких-то командиров, а я же не в сотне, и все начали командовать. Вообще на Майдане, как только разборки военные заканчиваются, появляется куча «героев», которые пытаются кем-то командовать. Мне это не понравилось. Это мой город. Я здесь вырос, тут вся жизнь прошла… я свои родные места защищаю…

А тут какие-то командиры, которых не было при боевых действиях, рассказывают, куда мне ходить и где стоять. Я понял, что больше ездить не буду. Но вернулся 18го февраля. Потому что понял, что опять что-то будет. Причем поехал, в чем был. Ломанулся на Институтскую вначале. И даже представить не мог, что такое будет. Говорил нашим, что не нужно туда к Раде идти. А все видели, как это началось, кто первый бросал гранаты и так далее – «беркут». Они такое творили, будто вообще не следуют никаким приказам… Не уверен, что кто-то может отдать приказ залезть на крышу и кидать гранатами в мирных женщин. Ощущение, что им просто это все прикольно было. Я понял, что все начнется опять. Я был уверен, что пойдем на Администрацию Президента, тем более было доступно, но этого не случилось. И когда это все началось, я рванул домой, переоделся, все взял, что нужно и вернулся. И с шести часов они начали давить. Мозги отключились, страха не ощущал, какое-то невменяемое состояние. Я не понимал, что сейчас могут стрельнуть в голову – и все. Рядом взрываются гранаты…ну и пусть взрываются, реакции никакой нет. И все такие были, кто стоял впереди. Готовы на все. Но людей было немного. Основная масса убежала. Я к двоим девушкам подошел и сказал, чтоб уходили. А они даже не понимали, что 10 минут каких-то — и может зачитска начаться. То есть были и те, кто не оценивали ситуацию. Тогда как раз Камазы подогнали с водометом. Просто команду не дали почему-то… Вообще весь этот период относительно себя можно одним словом описать: «повезло». Потому что столько случаев было, а вот, как будто кто-то охранял меня. Был момент, когда титушки подошли, человек двести с огнестрельным оружием. Они на пересечении Владимирской и Большой Житомирской были. Случайно один парень во двор по нужде забежал в районе «Интерконтиненталя» и увидел, что они со спины нас обходят. Если бы не случай – гранаты в спину полетели бы …И мы пошли их сдерживать, а гранаты взрывались так мощно, что фасады домов рушились. Пацаны падали, а я как стоял, так и стою…а они, когда их бросали, слышно как граната катится, разбегаются все, а мне как-то все равно было, — голова отключена. Помню, за стеклянным киоском спрятался, а ведь из Калашникова стреляли. Везло мне все время. Смерти в тот момент – как норма. Зацепило кого-то – подвинулись…и его унесли. Ничего в тот момент не удивляло, словно вот так всю жизнь воюем. А сейчас это всплывает, хотя половины вообще не помнишь…

Когда бои кончились, сидели с мужиками, сало жарили у бочки. Никаких эмоций не было. Тимошенко там приехала, Кличко выступал… У всех какое-то состояние было не праздничное… Напрягает, что куча каких-то героев появилась. Все те, которые там были, они не кричат налево-направо о своем геройстве. Те, кто там были — у них совсем другие эмоции. Половина вообще не помнит, что там было. Ни то, чтобы обидно, а непонятно, почему так люди себя ведут…

Меня успокаивает, что есть люди, которые, если надо, опять встанут. Я их знаю. И нет там каких-то жутких бандеровцев! Все абсолютно нормальные люди, которые обдуманно туда полезли, не потому, что там крикнули «давайте» и они от скуки это сделали. Многие абсолютно осознанно, руководствуясь идеями, шли на это. И вообще люди с западной Украины — эмоционально другие, они позитивнее…у них какой-то европейский склад ума. И купить их очень трудно, они чистосердечные очень. Как-то так…

И бесстрашные мужики эти, идеологически целостные. Я готов опять идти в бой, если увижу, что помогаю людям, а не иду на поводу у политических деятелей, которые со сцены что-то кричат, а потом сваливают…»

Метки: рассказ
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Наталия Платонова
Войти